Старинное поморское село Лев-губа

Летопись Терского берега

Библиограф газета Терский берег

Опубликовано: 08 марта 2016 года

Составитель: Безуглова В.Н.

 

Лев-губа: История села

Лев губа. Лев – Губа, Лов – губа (от искажен.  поморс.  Лох- семга во время нереста):

1). Губа Кандалакшского залива. Расположена к В. От Порьей Губы в 18 км к 3 от пос. Умба;

2). Населенный пункт. Располагался в вершине Л.-г.  Образован в 1936 году депортированными из Цып-Наволока норвежцами. Население . – 104 чел. (1938). Действовал колхоз «Новая жизнь». Ликвидирован  в 1971 году.

Литература

Книги:

  • Географический словарь Кольского полуострова. – Л., 1939. Т.1;
  • Кольская энциклопедия. Т. III; Л – О. – Мурманск: РУСМА (ИП Глухов А.Б.), 2013. – С. 34.
  • Киселев А.А. Депортация на Мурмане / Степаненко А. Расстрелянная семья. – Мурманск, 2002. – С. 231 – 233.
  • Киселев А.А. Норвежцы на Мурмане.
  • Книга Памяти жертв политических репрессий (30-50-е годы). – Мурманск, 2005.
  • Донченко В. Страна холода.
  • Минкин А. А. Топонимы Мурмана. – Мурманск, 1976.

В периодике:

  • Пантелеева Г. Воспоминания о Лев-губе // Терский берег. – 2005. – 22 июля (№ 29). – С. 7.
  • Комаров А., Шнюкова Л. Судьбы жителей Лев-губы // Терский берег. – 2001. – 28 июня (№ 28).
  • Попихина Ю.С. Невинные жертвы // Терский берег. – 2000. – 27 сент.

Русинов А. Норвежцы в Лев-губе // Терский берег. – 2002.- 9 нояб. (№ 45). – С.9.

«Трагедия 30-40-х годов, охватившая нашу страну, прокатилась и по Терской земле. Казалось бы, суровый климат, тяжелые условия жизни в бараках и труда на лесоповале, оторванность от цивилизации поморских селений и так напоминали ИТЛ, однако и здесь находили  «врагов народа». В «Книге Памяти» против 142 фамилий адреса терских деревень, лесных поселков и райцентра. В отношении 51 человека была определена и осуществлена высшая мера наказания – расстрел, в том числе 21 такой приговор был вынесен финнам, жившим и трудившимся в те годы на лесоучастках леспромхоза и в колхозе «Новая жизнь», что находился в Лев-губе. Исполнение приговора происходило в основном, в Левашово под Ленинградом. Там же и покоятся останки невинных жертв.

… Оказались те финны в наших краях в результате переселенческой политики властей. Перемещенные в основном с Карельского перешейка и с полуострова Рыбачий. Они старались прижиться на новом месте, отлично трудились в лесу. Часть переселенцев осваивала колхозное дело в Лев-губе. Подозрения и недоверчивость госорганов обернулись большой бедой для многих финских семей. Мало утешительного в том, что теперь против каждой фамилии этой книги напечатано: реабилитирован посмертно».

Попихина Ю.С.  Невинные жертвы // Терский берег. – 2000. – 27 сент.

 

Судьбы жителей Лев-губы

… Большая часть финнов и норвежцев была привезена на пароходе «Поморье» в Терский район. Лесокомбинат нуждался тогда в неквалифицированных кадрах – производство было очень трудоемким. Затем страшные годы массовых репрессий в 1937 – 1938 годах. Потом в результате советско-финской войны оставшиеся поселенцы снова подверглись гонениям.

… В 20 – х годах прошлого столетия финны и норвежцы появились на Терском…  Те, кому приходилось ездить на катерах «Рулевой» и «Макаровец» в Кандалакшу, помнят, что они всегда заходили по пути в Ковду, Порью-губу и Лев-губу. Надо было пересекать море, а оно не всегда спокойно… И вот катер медленно входил в длинный, спокойный залив – Лев-губу. Мелькают заросли кустарников, лес, а вдалеке, на так называемой пристани, как всегда, ребятишки.  Для них это средство  общения с внешним миром…

Оказывается, и это красивое экзотическое место вписало трагические страницы в историю края. Многие умбяне считают, что Лев-губа – это бывший лесопункт. И едва ли кто знает, что прежде здесь был поселок при колхозе «Новая жизнь». И эта новая жизнь для основателей поселка была трагичной.

Лесопункт Лев-губа числился под № 5. В 1928 году приехавшие туда финны создали колхоз. Назывался он рыболовецким. И, видимо, по крайней мере, первое время колхозники этим и занимались, то есть ловили рыбу.  Об этом говорят и остатки фактории, построенной финнами, которая находилась в середине правой стороны губы (там, где сейчас рыболовный участок  В.С. Иванова). Сам же поселок находился в конце губы. После отъезда финнов факторию быстро разобрали.

Василий Иванович Смирнов  рассказывает: «Это был очень трудолюбивый народ. Они могли три-четыре дня пить, а потом работали, как дьяволы, обгоняя всех, но и зарабатывали много. Приехав, они построили дома, завели пастбища, коров, лошадей, разработали огороды. Средний возраст их был 35 – 40 лет. Сначала построили 6 домов, в каждом из которых проживало 2-3 человека. Работали финны на лесозаготовках, сплавляли лес в Умбу, рыбачили. Жили хорошо, но связь с родиной не теряли, часто получали посылки с теплыми вещами».

Позднее в Лев-губе построены трехклассная школа, медпункт, контора (бухгалтерия). Имелась в поселке даже своя небольшая турбина для обеспечения его электроэнергией. Был и телефон (линия шла до Порьей-Губы), и грунтовая дорога.

В 1959 году на лесоучастке проживали 231 человек, административно поселок относился в Порьегубскому  сельсовету. 22 июня 1970 года он был закрыт. Финны же жили там в основном до 1940 года. В начале войны оставшиеся семьи  выехали  пароходом в неизвестном направлении. Перед этим они порезали весь скот, мебель и имущество увезли с собой.

Трагедией же было то, что почти все финны, жившие в Лев-губе, подверглись репрессии. Не нашли они спокойной жизни и в этом тихом, вдали от большой земли, уголке. Люди, трудившиеся до самозабвения, занимавшиеся мирным трудом, семьей, оказались врагами. Какой вред могли нанести государству эти люди из глухой  лесной делянки, непроходимых в то время лесов Лев-губы, чтобы получить наказанием лишение человека жизни? Нам известно, что было арестовано 19 человек, практически 1-2, а то и  более из каждой семьи. Из них 15 человек расстреляли в 1938 году. Позднее  все 19 человек были реабилитированы. Возраст арестованных разный. Самому молодому было 21 год, 8 человек – старше 50.

Вот судьбы некоторых. Экоярви Эрика Андреевна  родилась в Финляндии  (д. Земляная) в 1892 году, финка, жила с семьей  в Лев-губе, работала сторожем  в магазине рыбкоопа, уборщицей в школе. Арестована  в июле 1938 года и осуждена на 10 лет ИТЛ.

Её муж – Тимошенко Николай Терентьевич – эстонец, родился в 1883 году. Работал лоцманом в Коле, жил в Мурманске на улице Милицейской, 12 – 1. Был арестован  четырьмя годами раньше, в 1934 году, осужден на 10 лет  ИТЛ, но был расстрелян.  Два  их сына, Освальд (1926 г.р.) и Аксе (1928 г.р.), живут в Германии, а дочь – Гермина Николаевна (1925 г.р.) – в США.

В 1935 году  Людвиг Фредрексен с женой Рагной (урожденная Ойен) высланы из Цыпнаволока на южное побережье Кольского полуострова вместе с детьми Гудмундом, Рагнаром, Торетейном и Хальфданом. Лев-губа стала их новым домом. Начинали свою новую жизнь. Торетейн вспоминал: «Мы работали, кроме всего прочего, в известном карьере. Это была очень непривычная, тяжелая работа для нас, привычных кормиться морем».

Эвин Хансен жил и работал в Цыпнаволоке. Со своим братом Владимиром были активистами. В 1947 году его направили в Восточный Финмарк для вербовки бывших партизан. Но работа прошла неудачно. Никто из бывших партизан не согласился работать на советскую разведку. Хансен был арестован и после года тюрьмы выслан в Советский Союз, гражданином которого он был.  После этого он жил в небольшой деревушке на юге Кольского полуострова». (Из книги  Эльмана Ниеми «Помор»).

В Лев – губе имеется несколько могил финнов. В одной из них  - Кумпала Мариан Тинтутто, похоронена в 1940 году. Возможно, она не смогла пережить смерть своего мужа, расстрелянного в 1938 году.  А в этой многодетной семье были  арестованы сразу два главных кормильца Пиппола -  отец и сын. Остались женщины и малолетние дети, и можно было  лишь представить, как им пришлось жить.

Среди расстрелянных оказались:

Карьялайнен Адольф Иванович

Кумпала Арвид Томасович

Сиенни Антон Германович

Тауриайнен Аксель Ларсович

Юнтунен Оскар Петрович

Юнтунен Ульф Петрович

Каргиев Иван Тимофеевич

Пиппола Карл Гансович

Пиппола Ханс Карлович

Киннунен Ялмари Хейккиевич

Кузьмин Иван Никонович

Юнтунен Эймар Густавович

Исправительно-трудовой лагерь  пришлось испытать:

Питкянен Эмме Густавовне,

Шихирину Андрею Вячеславовичу.

Это имена тех, кто известен. Наверняка, это не полный список.

Комаров А., Шнюкова Л. Судьбы жителей Лев-губы // Терский берег. – 2001. – 28 июня (№ 28).

Киселев А.А. Депортация на Мурмане / Степанков А.  Расстрелянная семья. – Мурманск, 2002. – С. 231 – 233. 

«Депортация – это не продукт и не изобретение войны, её широко стал применять Наркомат внутренних дел СССР еще в тридцатые годы. В пору коллективизации сельского хозяйства было депортировано под видом классовых врагов более трех миллионов крестьян-кулаков. Часть раскулаченных размещали на Кольском полуострове. ... В Заполярье проходили депортации иного рода… Первая волна «мурманской депортации» связана с приездом на Кольский полуостров Сталина в июле 1933 года. Когда встал вопрос о создании на берегах Баренцева моря военно-морских баз Северной флотилии, местное население решено было переселить. Началась работа по изгнанию и высылке «нежелательных элементов» из зоны дислокации военных гарнизонов. Из Полярного выселялись не только люди, но  и все гражданские организации. В том числе райком партии, райисполком, колхоз и биологическая станция. Было  предложено  ликвидировать  рыбопромысловые  и животноводческие артели в Ваенге и Грязной Губе (Пуна-Карьякко).  Началась сортировка финнов и норвежцев, проживающих на Кильдине и Торос-Острове: их  поделили на «чистых» и «нечистых». Вторым предложили незамедлительно покинуть местность, первым пришел черед позже….  Депортация открывала  новые районы  для баз Северной флотилии. Мероприятия по высылке  местного населения  из прибрежной зоны были засекречены. Ни в прессе, ни в государственном архиве депортация не нашла отражения. Вторая волна депортации на Кольском коснулась становищ Западного Мурмана. Отсюда в 1936 году выслана большая группа  норвежцев – их переселили подальше от границы. Так, в Лов-губе (Кандалакшский залив, западнее Умбы) оказался род Фридрискенов из Цып-Наволока.

(О третьей волне депортации читать далее).

Русинов А. Норвежцы в Лев-губе // Терский берег. – 2002. – 9 нояб. (№ 45). – С. 9.

«… В 1935 году Людвига Фредриксена вместе с многочисленным семейством выслали на маленьком суденышке под охраной конвоиров в Лев-губу. Им пришлось три дня огибать Кольский полуостров, чтобы прийти в Лев-губу близ Умбы. Сослали Людвига Фредриксена скорее всего из-за того, что он не хотел вступать в колхоз и считался зажиточным даже среди не бедных норвежцев. В состав семьи  Людвига Фредриксена входили его сыновья Рагнар, Торстейн. Нальфдан и дочери Мильдрид и Анна. Рагнар был женат на Нелли Бергер, а Мильдрид  была замужем за Эмилем Эрштад. У обеих пар было по двое детей. Таким образом, Людвиг Фредриксен прибыл в Лев-губу с детьми и четырьмя внуками. Известно, что Рагнар Фредриксен и Нелли Бергер пережили репрессии. Но Эмиль Эрштад был расстрелян. Его жена осталась  с двумя детьми. Сын Георг  поселился после войны в Мурманске, а дочь Лилли жила в Астрахани и работала учителем музыки. Торстейн Фредриксен работал после войны в пограничных войсках в качестве переводчика в переговорах советского командования с норвежскими  военными. У него была жена Клавдия и дочь Валентина. У Рагнара Фредриксена и его жены  Нелли Бюргер было трое детей: Валентина, Вилли и Ранхильд. Ранхидьд родилась в Лев-губе до 1940 года. Кроме того, на руках у Нелли Бергер была дочь ее сестры Мария. Таким образом, в Лев-губе  жило около 15 человек норвежцев. Они жили здесь до 1940 года. В августе 1940 все норвежцы. Как и представители других нерусских национальностей, были выселены с Кольского полуострова. Сначала всех  норвежцев выселили в Медвежьегорск в Карелии, а с началом войны – в деревню Тарза Няндомского района Архангельской области. В статье норвежского историка Эйнара Ниеми в книге «Помор» есть его интервью с Торстеном Фредриксеном, сделанное в 1991 году в Мурманске. В своем рассказе  Торстейн Фредриксен  упоминает об известковом карьере, на котором норвежцы работали во время своей ссылки в Лев-губе.  Но местные жители – умбяне ничего не знают о таком карьере».

«… Захотелось рассказать о забытом, заброшенном, но очень красивом уголке северного края – Лев-губе. На карте Мурманской области Мурманской области обозначены только населенные пункты и дороги. Шоссейная дорога в Кандалакшу проходит мимо  Талого ручья. От него до Лев-губы рукой подать, если путь держать влево, к морю.  Раньше от Талого до Лев-губы ездили на машинах.

В 50-х, 60-х, начале 70-х здесь жили лесозаготовители – многодетные семьи Молотятиных, Степанович, Новиковых, Суриковых, Дюпиных, Логиновых и др. Дети ходили в школу, а самые маленькие – в детский сад. Родители работали в лесу.  Заготовка леса – трудоёмкая работа. Когда-то пилили поперечной пилой (вдвоём), потом «лучком», и лишь позднее на смену им  пришла бензопила «Дружба». Из дальних делянок лес вывозили на лошадях-тяжеловозах на катище, к морю.  В начале 70-х появились трактора. Летом бревна сплавляли  водным путем в Умбу и Кандалакшу. Это был первосортный  строевой лес, кубатурный. Пиломатериалы шли на экспорт.  Часто менялись начальники, мастера. Молодые специалисты работали по договорам с Умбским леспромхозом. мнению Мастер лесоучастка № 5  Лев-губы Геннадий Александрович Пономарев поздравил меня с первым рабочим днем и строго предупредил: «Работы будет много. Детей в саду-яслях – 25 человек.  Возлагаю на тебя заведование. Воспитателя нет и завхоз по штату не положен. Есть повар – Дина Яковлевна Сарыкина, две няни – Лариса Сергеевна Хомутская и Валентина Александровна Шалыгина. Обходитесь своими силами».

Снабжение продуктами шло через магазин. Заведующей была Надежда Яковлевна Найденко, очень опытный, ответственный человек. На пекарне работала Вера Кирилловна Зрелова. Помогала ей дочь Валя. Хлеб всегда был с пылу, с жару, свежий, ароматный, румяный, как солнышко.

Медпункт возглавлял молодой специалист Рудольф Николаевич Кярт- скромный, спокойный и внимательный фельдшер, только что закончивший медицинское училище. Вскоре его перевели в Порью-Губу, а  к нам прислали Галину Афанасьевну Рожинову, затем Валентину Ивановну Собачкину. Лечили они очень хорошо. Лекарства отпускали в медпункте. Процедуры делали тут же. Иногда и роды на дому принимали. Помогала им санитарка Анна Кузьминична Володина.  Легкие руки и золотое сердце были у этой женщины. Любила она чистоту и порядок.

К услугам населения была русская баня с парной и душистыми березовыми вениками.

В клубе демонстрировались кинофильмы. Вечерами молодежь собиралась на репетиции. Устраивали концерты, танцы, поэтому было многолюдно, интересно и весело. Вера Логинова вспоминает, как, будучи еще школьницей, любила петь на сцене. Выступала и Вера Павловна Павловская. Она и сейчас поет на концертах частушки. Этот неугасимый огонек задора – еще с Лев-губы.

Была у нас и небольшая комсомольская организация. Аня Протопопова, тихая, скромная и очень красивая девушка, там училась в школе, там же вступила в комсомол. Став взрослой, вышла замуж за Сашу Новицкого. В их семье двое детей. Сын Дмитрий служил в Афганистане. Анну Григорьевну Новицкую умбяне знают хорошо. Она много лет отработала в инфекционном отделении больницы. Теперь на заслуженном отдыхе, воспитывает внуков.

С особым чувством признательности и великой благодарности отношусь к Александре Павловне Суриковой. Когда дети, жившие в интернате, на зимних каникулах шли пешком до Педунихи, приходилось останавливаться на ночлег в Лев-губе. Эта добрая, заботливая, внимательная женщина всегда приютит их, накормит и спать уложит, хотя в её семье были маленькие дети, а квартира  состояла из одной комнаты и кухни.

В селе не принято было запирать дома на замки. Уходя из дома, подпирали палкой дверь. Жили скромно, а главное – честно.

Летом в Лев-губу заходил катер «Рулевой», следовавший из Умбы в Кандалакшскую Опытный капитан, Николай Яковлевич Котлов, умел справляться с любой непогодой, штормом и всегда перевозил пассажиров строго по расписанию.

Учащиеся тех лет помнят  своих учителей и воспитателей – Тамару Филипповну Незговорову (Приемских), Нину Ивановну Собачкину, Автора этой статьи Галину Александровну Пантелееву и др.

Пантелеева Г. Воспоминания о Лев-губе // Терский берег. – 2005. – 22 июля (№ 29). – С. 7.